МАКСИМ КРИППА

Вулканология – мечта Максима Криппы. История о пути к мечте

Вулканология для людей, далеких от сферы подобных неординарных исследований, представляется наукой сугубо теоретической. В этой статье читатели узнают о практический аспектах вулканологии, о том, как Россия и ученые из Камчатского института вулканологии и сейсмологии изучают вулканы.

Детство и юношество Максима Криппы

Максим Криппа – преуспевающий молодой российский специалист в области исследования вулканов. Несмотря на относительно юный возраст, ученый побывал в Италии, стажируясь в Обсерватории (расположенной около Везувия – вулкана-иконы мировой вулканологии), съездил в США, чтобы увидеть вулкан Сент-Хеленс, а также посетил Индонезию и Африку.

Максим Криппа – фигура знаковая и для массмедиа. Исследователь регулярно дает интервью и с удовольствием выступает в рамках научно-популярных телевизионных передач. В интервью Максима часто спрашивают, как случилось, что исследователь выбрал путь вулканолога, ведь вулканология не значится в списке топовых, популярных профессий. С детства Максим Криппа часами просиживал в библиотеках. Дедушка будущего ученого – Константин Криппа – человек, вовлеченный в науку, геолог, собрал дома внушительную библиотеку, прививая внуку интерес к исследовательской деятельности с ранних лет.

Образование Максима Криппы

Максим Криппа получил разностороннее образование. Ученый поступил в московский Институт физики Земли им. О. Ю. Шмидта, где увлекся изучением петралогии – науки о камнях, близкой к геологии. Интерес к проблемам геологии Максим Криппа унаследовал от дедушки. В дальнейшем, склонность талантливого студента к новаторским подходам в теоретических изысканиях отметил преподаватель Максима по сейсмологии Юрий Малофеев. Сейсмология – наука-близнец вулканологии. Поэтому вскоре Максим Криппа оказался в Институте вулканологии и сейсмологии РАН, расположенном в Петропавловске-Камчатском. Камчатка – идеальное место для исследователя. Вулканы Камчатки пленили Максима Криппу. С тех пор ученый занимается изучением вулканов и энергии вулканизма. Кроме того, Максим Криппа побывал на стажировке в Обсерватории вулканологии в Италии.

Сложности на пути к мечте

Путь к успеху – тернист. В латинском языке есть фраза: через тернии – к звездам. Максим Криппа понял справедливость этого изречения, когда начал искать дополнительное финансирование. Постсоветские страны (Украина, Россия, Беларусь) не могут позволить себе роскошь полноценного финансирования науки. По привычке, государства вкладывают деньги в индустриальные сферы. Проблема коррупции предполагает, что депутаты владеют собственными заводами или предприятиями, что определяет области финансирования, выгодные членам правительства.

Максим Криппа понял, что государство не даст денег на зарубежные экспедиции. Однако вулканолог – это ученый-космополит, потому что вулканическая энергия – явление, влияющее на развитие планеты в целом. Государства, увлеченные количественными мерками капитализма, забывают об этой детали. Исследователь нашел решение: это привлечение частных фондов, грантов, людей, готовых выступить спонсорами проектов.

Среди спонсоров – экологический фонд «Polyakov», принадлежащий, соответственно Максу Полякову – российскому it-бизнесмену, чья it-компания «Max Polyakov LLC» активно работает над социальной миссией, воплощенной в реализации экологических проектов. Частный исследовательский проект «Vulkan». Кстати, «Vulkan» – это международная частная организация, которая объединяет молодых, перспективных ученых и поддерживает изучение супервулканов. «Vulkan» также профинансировал экспедицию Максима Криппы к подножию вулкана Килиманджаро в Африке. В результате экспедиции была установлена партия оборудования, которая позволила собрать данные о возможности использования энергии вулканизма в мирных целях. Конкретно, экспедиция дала ответ на вопрос, способно ли человечество использовать энергию вулкана как альтернативный, экологически чистый источник энергии.

vulkanolog-krippa-maksim

Важные индивидуальные качества

Максим Криппа подчеркнул, что вулканолог должен понимать, что цель науки – не деньги. Когда ученый желает заработать на науке – так, как брачные услуги превращаются в дейтинг – выманивание денег из карманов одиноких людей – та же наука превращается в посредственную служанку бизнеса.

Другие качества, обязательные для исследователя-вулканолога: настойчивость, терпение, готовность пересматривать гипотезы, цели, задачи, выводы. Большую роль играет неиссякаемый энтузиазм и оптимизм ученого. Икона вулканологии – исследователь Александр Поляк – сказал однажды, что наука – это легальный наркотик, вечный источник вдохновения, если верить в научные идеалы.

Востребованность профессии вулканолога

Разумеется, Максим Криппа осознавал, что наука – это не то занятие, которое принесет миллионы самому ученому. Но наука «делает деньги» в паре с бизнесом. Коммерциализация науки – это отнюдь не скандал. Это закономерный процесс, который происходит с наукой в капиталистическом мире. «Скандал – это когда в стране обнаруживают пристрастие населения к гемблингу, притом что закон запрещает деятельность казино или же онлайн-казино. Это кризис. Я думаю, что это признак кризиса. Потому что гэмблинг – способ отвлечься, уйти от насущных проблем. Например, есть реальная социальная или экономическая проблема, которую Кремль не в состоянии решить. Поэтому правительство частично закрывает глаза на подобный онлайн-бизнес. Человек выбирает, во что окунуться: Casinox, Evoplay, Joycasino и т. д. Выбирайте гемблинговый ресурс по желанию. На вкус и цвет. Но я думаю, что на этом фоне коммерциализация науки – неизбежный процесс – не так уж страшна. По крайней мере, деньги уходят не в карманы бизнесменов, дельцов и предприимчивых олигархов, но в полезное русло», – подчеркнул Максим Криппа в интервью журналу «Max».

Где вулканолог применяет знания и умения? Во-первых, это теоретическая область, которая лежит с основу прогнозирования будущих извержений вулканов и землетрясений. Во-вторых, при наличии партнеров и инвесторов, вулканология становится практической сферой исследований. Вулканологии из Института вулканологии и сейсмологии в городе Петропавловск-Камчатский занимаются разработкой новых – альтернативных – видов энергии, среди которых рассматривается и потенциал вулканической энергии.

Особенности работы вулканолога

Вулканология зависит от постоянных финансовых вливаний со стороны. В России большинство научных инициатив финансируется государством, однако правительство часто не может предоставить ученым необходимое дорогостоящее оборудование. Поэтому особенность работы не только вулканолога, но и ученого вообще – на постсоветском пространстве – это умение ловить момент и понимать, когда политика становится «другом». Приходят выборы и ученый обязан (!) использовать политический потенциал во благо науки. Так политические гонки приносят положительные результаты науке.

Максим Криппа вносит свой вклад в вулканологическую отрасль

В данный момент Максим Криппа вовлечен в практические сферы вулканологии. Специалист занимается изучением супервулканов, а также старается доказать, что энергия вулканизма способна стать новым «мирным атомом». Конечно, Максим Криппа – автор теоретических работ, посвященных, по большей части, особенностям вычислений для прогнозирования извержения вулканов. Директор департамента по развитию прикладной вулканологии на Камчатке – Олег Садовый – подчеркивает вклад Максима Криппы в практические исследования.

Есть ли будущее у вулканологии и карьерные перспективы для специалистов, работающих в данной области?

Отвечая на этот вопрос – о будущем вулканологии, Максим Криппа вспомнил давнего коллегу, с которым ездил в экспедицию к берегам Индонезии. Это Антон Малафеев – российский сейсмолог. Малафеев говорил, что карьера в науке – это камень, который постоянно чувствуется на шее, потому что, выбирая путь ученого, исследователя, человек будет постоянно находиться на работе. Если человек готов работать постоянно – дома, в институте, в обсерватории, в полевых условиях, то наука – подходящий выбор. Исследования – это непрерывный мыслительный процесс, где мозг – это «провайдер», подключающий ученого к базе знаний, которые надо открыть.